С глубоким придыханием, вполголоса, надеясь на чудо и молясь на Обаму, киевская политическая верхушка